наверх
Мексиканские пчелки-убийцы: «Музыка лучше чем женщины»!

5 декабря 2017

Мексиканские пчелки-убийцы: «Музыка лучше чем женщины»!

9 декабря группа Мексиканские Пчёлки-Убийцы отметит своё 20-летие. Именно в декабре 1997 года на одном из «Пацификов» состоялся дебют группы. Самыми сокровенными секретами популярности проекта по сей день поделился с нами Вадим Зарюта:

- Расскажи об истоках группы «Мексиканские Пчёлки-Убийцы»?

- У нас был коллектив с Жукой. Он назывался «Чума в Шанхае». Там были песни типа «Моя мама врач-убийца». Идиотский смешной панк. Скорее просто идиотский, чем смешной. Некоторые песни я сам даже не помню. В те далекие времена групп было немало. Каверистов сейчас стало больше, а вот коллективов с авторским творчеством 20 лет назад было достаточно. Тогда только появился первый хип-хоп проект. В основном было больше «Злого Рока». Сатану призывали через один коллектив. Во Владивостоке это, слава Богу, быстро закончилось, а вот в Хабаровске до сих пор, по-моему, призывают.

- Благодаря чему ваш коллектив был более популярен нежели другие?

- Фестиваль «Пацифик», радио New Wave. В то время через радиостанции всё проще делалось. Сейчас оно как-то никому на фиг не надо. Появилась возможность и желание выпустить альбом – мы это сделали. Потом записывали песни, но альбомов не писали. Мы играли в свое удовольствие. Диски у нас давно закончились. У нас их было, кажется,  тысяча. Половина продавались в CD-land(е). Кассеты продались сразу в первый же месяц. Тогда они ещё котировались. Тираж был 2000 штук. Такое ощущение, что про какие-то дремучие времена говорим. Возможно, так оно и есть.

- Кто придумал название для группы?

- Женечка придумал.

- У него настоящая татуировка пчёлки?

- Да. Я тоже хотел себе подобное. Это основное в нашей жизни. Всё что дальше пошло – это всё вытекающее. Моя работа в других проектах с Галиной – всё оттуда. mkbees положило начало нашей жизни. Я даже не знаю с чем сравнить. С женщиной, конечно, не сравнишь. Не то, что послевкусие после какое-то. Просто нет такой эйфории, а с этим коллективом… нежность и любовь к нему.

- У тебя неоднозначное отношение к группе. Жуку ты называешь Женечка, Малыш, очень странно, если честно (мои неоднозначные намеёки).

- Я ничего не имею против мужчин как творческих единиц. Не могу сказать, что они меня дико волнуют – есть красивые мужчины, есть некрасивые. Женщины мне нравятся больше. Я не гей.

- В каких ты проектах участвуешь на данный момент?

-  Мы снимались в фильме Павла Руминова «Статус: Свободен». Мне там стало скучно. Жанр тот. Просто у людей нет цели залить всё музыкой. Там другое: там кино на первом плане. Мне это не очень интересно. Другой проект – «Звуки Му». Точнее не проект, а пригласили в великую группу чуть-чуть подыграть. Там такой арт-хаус 80-х лет. Мамонов сейчас не поет. Вообще у них много вокалистов. Вот и Гала там пела, туда внедрилась (речь о Галине Босой).  Гитарист их решил уйти на пенсию и сидеть на даче. Меня вместо него на гастроли и взяли. И еще я в «Ундервуде» играл с полгодика. Но основной и самый главный на данный момент проект – BOSÁYA, потому что много сил потрачено на его реализацию.

- Ты кроме работы ничего не видишь?

- Я не считаю «музло» работой. Мне моя жизнь нравится. Работа – это где-нибудь в школе музыкальной преподавать. Это достаточно скучно учить людей.

- Скучаешь по Владивостоку?

 - Переехал я 7 лет назад. Когда всё ни шатко, ни валко и все прёт, то и беспокоиться не о чем. А музыканту в Москве сложно найти работу. Там всё конкурентоспособно. Некоторое время, прям, поддавливало на Родину вернуться. Года три я тупил. У супруги более подходящая профессия. Она давно туда хотела поехать и вот в один момент мы решили, что «да». Взяли и переехали вместе со своей собакой.  Поставили цель в точку, сформулировал жизненные позиции. Владивосток, как ни крути – моя Родина. Зимой как-то чуть-чуть повеселее тут. Сейчас я понимаю, что назад возвращаться бессмысленно. Положить часть жизни, взять и вернуться – абсурдно. На счет развития: кому-то это надо, кому-то не надо. Есть люди, которым абсолютно комфортно во Владивостоке, потому что тут всё есть. Если есть желание заниматься шоу-бизнесом, то, конечно, играть музыку тут вполне можно. Зарабатывать.   

У нас с «пчёлами» это всё забавно было. Мы первый год или полгода первый час тупо ругались. Я не помню, насколько это было серьезно, но никто не дрался. А потом мы вообще перестали ругаться. Во Владивостоке такое «музло» своеобразное. Если в Хабаровске всё стецкое и музыка такая же, во Владике больше панк: это непричёсанность, наглость. Когда у меня тут был сольный проект YUPI, я был вполне удовлетворен им. Если всё правильно делать, то и всё хорошо работает. Когда я реализовал задуманное и достиг, чего хотел, то сказал ребятам: «Все! Расходимся!» И больше у меня не было потребности в создании своего коллектива. Этого опыта вполне достаточно. Есть стимул, когда ты понимаешь что хорошо, а что плохо, а что можно сделать лучше.

КУПИТЬ БИЛЕТЫ